Раньше книги в доме держали, если они были нужны по работе, учебе или просто для отдыха. Никому и в голову не приходило, что книги могут украшать гостиную или, тем более, спальню. Они хранились в специально отведенном для них месте – библиотеке, ну или в рабочем кабинете. Использовали их исключительно для чтения.Во времена, когда социальные перемены смели дворянские усадьбы и особняки, заодно пройдясь по профессорским квартирам, на время, такое понятие как, домашняя библиотека, прекратило свое существование. Держать книги дома, в стесненных обстоятельствах нового быта, новым книгочеям было попросту непозволительно, коих в то время увеличилось на порядок.
Возникло некое противоречие социальных возможностей и интеллектуальных потребностей у читателей книг, которое позже успешно ликвидировалось с помощью публичных библиотек, в которые перебрались оставшиеся книги из библиотек домашних, в результате этого они стали доступны всем желающим. Примерно в этот период времени мы и обрели гордый статус самой читающей нации в мире, надо сказать, что это справедливо. В то же время на полках граждан снова появляется десять-пятнадцать любимых книг, из которых позже и образуется домашняя библиотека послевоенного периода.
Шестидесятые годы ознаменовались повсеместным возрождением домашних библиотек у советских граждан. Нет, конечно книги в домах были и до этого: кто-то чудом сохранил или получил старинные библиотеки, кто-то собирал подписные издания. Но это обычно ограничивалось этажеркой, полкой или, в крайнем случае, шкафом. В пятидесятые годы книга стала необходимостью, но вот предметом интерьера и престижа она превратилась именно в шестидесятые.
Можно много разговаривать на эту тему, но, чтобы ни говорили, можно сказать точно, что это стало знаковым событием для нашей культуры в то время. Взрослые обрели таких писателей как: Ремарк, Сэлинджер, Хемингуэй, Апдайк, а дети Винни-Пуха и Алису. Железный занавес нехотя открыл свои щели, в которые потекли ручейки зарубежной литературы. Качество советских переводов было блистательное, что усилило вливание новых образов в тогдашний контекст отечественной культуры и конкретно в мир читателя. Советская литература не отставала от зарубежной. Чего только не было на книжном рынке, как для детей, так и взрослых. Для первых работали и переиздавались аксакалы, появлялись все новые герои от новых авторов, для вторых зазвучали забытые и неизвестные до этого голоса гениев пера.
Все эти произведения печатались отдельными тиражами, которые были, правда, неважно изданными, но доступными и дешевыми, а также в толстых журналах, ставшими аккумуляторами всего нового, самого лучшего и свежего. Их читали в транспорте, делали на них подписку и хранили в домашней библиотеке. Книгу всегда хотели иметь под рукой, она стала жизненно необходимой.
Если посмотреть с другого бока, то обновление духовной составляющей общества должно было изменить стилистическое оформление, которое и произошло. Функциональный минимализм соответствовал небольшим пространствам малогабаритных квартир, его новые формы, безусловно, совпадали со стремлением социалистического общества к новизне и очищению.

В то время эпоха утверждала главенство духовных ценностей над материальными. Ведь они были дешевле и доступней. Книга была лучшим подарком – высокоинтеллектуальным и недорогим.
Тогдашние интерьеры – скудные, минималистичные, просто требовали какого-то одушевления. И в то же время полки с книгами становятся важным предметом интерьера, такой же важной как и портрет Хемингуэя в красном углу. Происходит переход книги от интеллектуальной сферы к декоративной. Полки с книгами, придадут каждой квартире обжитой и уютный вид, подчеркивая, что хозяева склонны к нематериальным ценностям. Книги хороши во всем: украсят дом, придадут квартире уютный вид и поддержат идеологию.
Вводятся в моду самодельные стеллажи, с гениальной методикой заполнения, которая располагала книги беспорядочно, но со своим особым шармом. Эти домашние библиотеки были разными во всех отношениях: в составе, который определялся профессиональными нуждами и пристрастиями, мода отходила на второй план. Качество издания не было приоритетным, за ним следить было не принято, ведь время дорогих изданий было позже.
Стеллажи делали из подручных материалов, и они создавали впечатление некоторой небрежности. Книги тоже были потрепанные, так как их обложки быстро истирались. Стеллажи давали ощущение одухотворенности и некой декоративности. Таков был стиль и в то время эти полки были неотъемлемой его составляющей. Конечно, иногда бесконтрольно расширяемая библиотека являлась стихийным бедствием и стопки книг и журналов лежали на полу под кроватями, на столах и подоконниках. У некоторых это было проявление стиля, а чаще всего просто снобизмом.
Домашние библиотеки расширялись равномерно. Книголюбы покупали появившиеся в продаже чешские и румынские полки, которые занимали мало места, и замечательно подходили для расширения коллекции. Люди, получая новые квартиры, сначала думали, где лучше бы разместить библиотеку, а потом лишь думали, куда поставить обеденный стол. Дети, только научившиеся ходить, получали в подарок книги, при возможности собственные полки, позже, по мере взросления, личный стеллаж. Несколько поколений советских детей выросло с любовью к книгам, с привычкой к их присутствию в интерьере.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× How can I help you?